Манифест GNU – ЧАСТЬ 3

GNU C Compiler.

Причина того, что добросовестные граждане не пользуются  такими разрушительными средствами, чтобы стать богаче, состоит в том, что если каждый бы поступал так,  то мы все вместе стали бы беднее от всеобщего разрушения. Это этика Канта,  или Золотое правило. Так как мне не нравятся последствия, проистекающие  из того, что кто-то припрятывает информацию, я вынужден считать, что тот, кто поступает так, неправ. В частности, желание быть вознагражденным за свое творчество не оправдывает  лишение общества вообще всего творения или его части.

“Не будут ли программисты голодать?”

На это я могу ответить, что никого не заставляют  быть программистом. Большинство из нас не смогут ухитриться зарабатывать деньги, стоя на улице и корча гримасы. Но в результате нас же никто не заставляет провести свою жизнь, стоя на улице, корча гримасы и голодая. Мы делаем что-то другое.

Но это неправильный ответ, так  как  он признает подразумеваемое  в вопросе предположение: что без собственности на программное обеспечение программист не сможет получить ни цента. По общему мнению — все или ничего.

Действительная же  причина, по которой программисты не будут голодать,  состоит в том, что по-прежнему будет существовать возможность получать деньги за программирование, просто не так много, как сейчас.

Ограничение копирования не  является единственной основой бизнеса  в области программного обеспечения.  Это самая распространенная  основа, так как она приносит больше всего денег.  Если бы это было запрещено или отвергнуто покупателями, то бизнес в области программного обеспечения перешел бы на другие организационные принципы, которые в данный момент используются  не так часто. Всегда существует множество способов организации  любого вида бизнеса.

Вероятнее всего, программирование  с новыми организационными  принципами  не будет таким прибыльным, как сейчас. Но это не аргумент против перемен. Не считается же несправедливым жалование, которое получают клерки по продаже сейчас. Если бы программисты получали столько же, то это также не будет несправедливым.  (На практике, они будут все так же получать значительно больше, чем клерки.)

“Разве люди не имеют права контролировать, как используется их творение?” “Контроль  над использованием  чьих-то идей” на деле  вводит контроль над жизнью

других людей, и он обычно используется, чтобы сделать их жизнь более трудной.

Люди, которые внимательно изучали происхождение права на интеллектуальную собственность (например, юристы), говорят, что не существует внутренне присущего права на интеллектуальную собственность. Виды предполагаемых прав на интеллектуальную собственность, которые признаются правительством, были созданы особыми законодательными актами для специальных целей.

Например, патентная система была создана для поощрения того, чтобы изобретатели раскрывали детали своих изобретений. Это должно было помочь обществу, а не изобретателям. В то время семнадцатилетний  период существования патента был коротким по сравнению с темпами повышения уровня развития. Так как патенты затрагивают только предпринимателей, для которых затраты усилий и денег на лицензионное соглашение малы по сравнению с расходами на запуск производства, то патенты зачастую не наносят ощутимого вреда. Они не мешают большинству людей, которые используют запатентованные продукты.

Идея авторских прав не существовала  в древности, когда авторы нередко копировали других авторов со всеми подробностями  в работах, которые не относились  к художественной литературе. Такая практика была полезна, и только благодаря ей многие авторские работы сохранились хотя бы частично. Система авторских прав была создана специально для того, чтобы поощрять авторство.  Сфера  ее действия — это книги,  которые могли

быть экономно размножены только при помощи печатного станка.  Это приносило мало вреда и не мешало большинству  людей, которые читали книги.

Все права интеллектуальной собственности — это просто лицензии, предоставленные обществом, так как считается, правильно или ошибочно, что все общество  в целом будет извлекать выгоду, предоставив их. Но в каждом конкретном случае мы должны задаваться вопросом: действительно ли мы станем богаче, выдав такую  лицензию? Какие именно действия человека мы лицензируем?

Сегодняшняя ситуация с программным обеспечением очень сильно отличается  от положения с книгами сто лет назад. Факты, состоящие в том, что простейший способ копирования программы — это передача  ее одним соседом другому, что программы имеют как исходные, так и объектные коды, различающиеся между собой, что программы используются для работы, а не для чтения и удовольствия,  вместе создают ситуацию, в которой лицо, настаивающее на авторских правах, наносит ущерб обществу в целом как в материальном, так и в духовном плане, и в которой человек не должен поступать так, независимо от того, позволяет ли ему это закон или нет.

“Конкуренция заставляет все делать лучше и лучше.”

Наглядный пример конкуренции — это гонки:  награждая победителя, мы заставляем других бежать  быстрее. Когда  капитализм работает именно так,  он делает нужное дело.  Но его защитники ошибаются, полагая, что он всегда так  работает.  Если бегуны забывают, за что именно предлагается награда, и стремятся выиграть любой ценой, то они могут найти другую стратегию, такую, например, как расталкивание других бегунов. Если бегуны для начала ударятся в кулачный бой, то все они придут к финишу позже.

Частный и засекреченный программный продукт — это моральный эквивалент бегунов в кулачном бою. Досадно говорить об этом, но единственный  рефери, который у нас есть, по всей видимости не возражает против драк. Он просто регулирует их (“На каждые 10 ярдов, которые вы пробежите, вы можете сделать один удар”).  В действительности же он должен прекращать их и наказывать бегунов даже за попытку драки.

“Не прекратят ли все программировать  без денежного вознаграждения?”

На самом деле многие будут заниматься программированием  совершенно без денежного вознаграждения. Программирование имеет непреодолимое очарование для некоторых людей, обычно для тех, кому это лучше всего удается. Нет недостатка в профессиональных музыкантах, которые упорно продолжают заниматься музыкой, даже несмотря на то, что они не надеются зарабатывать  этим на жизнь.

В действительности этот вопрос, несмотря на то, что он часто задается,  не подходит к ситуации. Оплата программирования  не исчезнет, просто она станет меньше.  Так что правильно ставить вопрос следующим образом: будет ли кто-нибудь программировать за уменьшенное  денежное вознаграждение? Мой опыт подсказывает  мне, что такие люди найдутся.

В течение более чем десяти лет многие из лучших программистов работали в Лаборатории Искусственного Интеллекта, получая гораздо  меньше денег, чем они могли бы иметь где-то еще.  Они получили массу неденежных вознаграждений: славу и уважение, например. Кроме того, творчество — это развлечение, само являющееся наградой.

В дальнейшем многие из них ушли, когда появился шанс делать столь же интересную работу за большие деньги.

Эти факты демонстрируют, что люди будут заниматься программированием  не только ради обогащения. Но если кроме того появится шанс заработать много денег, то они будут надеяться на них и требовать их.  Организации с низкой оплатой слабо конкурируют  с организациями, где она высокая, но дела у них не должны быть плохи, если организации с высокой оплатой будут запрещены.

“Нам отчаянно нужны программисты. Если они потребуют, чтобы мы прекра-

тили помогать нашим соседям, то мы должны будем подчиниться.”

Вы никогда не будете в таком отчаянном положении, чтобы вас можно было подчинить требованиям такого сорта. Запомните: миллион на защиту, но ни цента на дань!

“Программистам как-то же надо зарабатывать на жизнь.”

На первый взгляд это правильно. Однако, существует много способов, которыми программист мог бы заработать на жизнь, не продавая  права на использование программы. Сейчас этот путь привычен, так как он дает программистам и бизнесменам самые большие деньги, а не потому, что это единственный путь заработать на жизнь.  Легко найти другие пути, если вы захотите найти их. Вот несколько примеров.

Производители,  внедряя новые компьютеры, будут платить за перенос операционных систем на новое оборудование.

Программистов также можно было бы использовать при продаже услуг по обучению,

сопровождению и текущему обслуживанию.

Люди с новыми идеями могли бы распространять  свободное программное обеспечение, спрашивая пожертвования от удовлетворенных  пользователей или продавая текущее  обслуживание. Я встречал людей, которые уже успешно работают таким образом.

Источник: Ричард Столмен, Руководство по GNU Emacs

Похожие посты:

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий